"Человек стоит столько, сколько стоят его слова"

У каждого своя правда о войне. Каждый видел и видит её из своего окопа. Сегодня – из идеологического. Мечется молодёжь по книжным магазинам в подтверждении своей правды о войне, по книжным магазинам. А на их полках стоят, тесно прижавшись друг к другу книги о войне: воспоминание маршалов Победы с мемуарами немецких генералов. Кто-то искусственно уравновешивает весы истории.

Помню, когда я был молодым, в обществе ходила шутка: в категории лучший воспитатель года победил отцовский ремень. Тогда ей (шутке) никто не придавал особого значения. Естественно, в природе так. Отец воспитывал своих детей так, как воспитывали его родители. Но незаметно кто-то просто перевернул с ног на голову традиционное восприятие. Сегодня не только отцовский ремень, поддерживающий брюки отца, но и голос заложенный самой природой (повышенный тон) для помощи в этом ответственном процессе, находится под запретом закона. Не бей, не кричи, крепко держи отрицательную энергию в своём кулачке. Ребёнок своим природным чутьём чувствует отрицательную энергию. Отступившему от веры, нет пути высвобождения от этой бесовской энергии. Вот и отвечает ребёнок зеркально. Агрессия, накапливаемая постепенно, закрепляется в подсознании. Может взорваться в любой момент. В современной истории такие примеры уже есть. Издёрганные экономикой родители, учителя, воспитатели равнодушным трактором раздавливают созидательную любовь. Знают, что государственная машина вовремя им подставит плечо: построит спецшколы, детские колонии, воспитает нужное количество смотрителей. Только не переживай за ребёнка. Управу на их рефлексию нашли. Но кроме прав, ещё должны закладываться с большой любовью и обязанности перед обществом, перед родителями, перед человеком. Ответственность перед Богом.

К мысли русского философа 19 века Евгения Трубецкого нужно прислушаться: очень актуальны его слова: «Человек не может оставаться только человеком, он должен или подняться над собой, или упасть в бездну, вырасти или в Бога, или в зверя». А то сегодня изобрели расчёску, для одинаково причёсывания и возродили прокрустово ложе. Но чтобы заняться воспитанием, нужно обязательно в каждом молодом человеке прочувствовать неповторимую личность. Московский писатель, учитель Инна Кабыш в своей статье о воспитании подчеркнула: «Всё направлено на понижении человека». Скорее всего, она оттолкнулась от мысли Блаженного Августина: «Когда человек живёт по человеку (читай: хапает, жрёт, ржёт), а не по Богу (читай: мыслит и страдает), он подобен дьяволу. Так прокомментировала И. Кабыш недавнюю трагедию в Казани.

Общество, к великому сожалению, утратила самую важную мысль воспитания: если хочешь построить светлое будущее, то сражайся за человека до последнего вздоха. Ибо только с ними будешь строить это будущее. Слепым одёргиванием ничего не построишь. Да и пустым обещанием в светлое завтра, ничего не добьёшься. Увещевать нужно сердечностью, а не страхом перед законом. Нужно научиться поощрять выбор молодёжи. Без любви это не возможно.

К этой, обжигающей душу теме воспитание молодёжи, подошёл ещё в далёких 80-90ых годах прошлого века. Тогда, казалось, можно всё исправить, ибо сознание ещё подсказывало, что нужно деньги – в профилактику, в воспитание, значит, а не финансово поддерживать наказание. Какую большую армию приходится содержать для этого. Не видно рычагов, чтобы перевернуть с ног на голову это. Не может нормально жить общество, если на самом верху пирамиды находится материальная заинтересованность учителя, воспитателя, надзирателя, ибо сразу растворяется в экономических буднях главная мысль: рубль, вовремя не вложенный сегодня в воспитание, потребует сто рублей для решения проблемы завтра. Как? Какими методами, законами поднять статус воспитателя, учителя? Он сейчас ниже плинтуса. Слово воспитатель стало звучать в обществе всё реже и реже. А всё чаще и чаще – представители закона. Эти мысли мне приходилось слышать много раз на читательских конференциях по моей книги «SOS спасите наши души». С её страниц читатель впервые услышал голоса детей, которые доносились из-за колючей проволоки. Они молили о взаимопонимании. Доверительно разговаривая со мной в тюремной камере, они жалели об одном, что ТАМ, по ту стороны колючей проволоки, им не встретился неравнодушный человек. А только те, которые всегда звали на помощь милицию. Мальчишечья самолюбия никогда не бралась в расчёт. Конечно, подлецы-то были. Но их было не много. Подумал тогда, а почему рядом с ними на скамье подсудимых, не сидели те, которые преподнесли первый стакан водки им, те, которые не замечали голодные глаза ребёнка и этим подтолкнули к краже, те, которые равнодушно наблюдали за этой несчастной судьбой, и облегчённо вздохнули, когда схватили руку голодного ребёнка с ворованной котлетой в школьной столовой. И облегчённо вздохнули; всё, наконец-то избавились. Не будет нам нервы портить. Рейтинг школы нужно повышать.

Но стоило здесь, в камере, присмотреться в глаза этих ребят, то сразу можно увидеть живую искру. «Если искра есть, – так рассуждал актёр В. Стеклов, сыгравши меня в фильме «Ожог», поставленный режиссёром Б. Шадурским по моей книге «SOS спасите наши души», – значит, человеческий огонёк будет гореть в душе. Трудно сыграть так, чтобы не возвыситься над их душами. Ребята быстро своими цепкими взглядами в душах взрослых нащупывают душевную пустоту, раскусывают словоблудие. Не сыграть а прожить, своей кожей прочувствовать это». Так говорил он.

«Очень многие над их душами главенствуют. У ребёнка, – продолжал я, – на суде только один адвокат, а все остальные судьи. С обрубленными крылышками они взлететь не могли». А сегодня?! А сегодня они более приземлённые, чем раньше.

Житейская мудрость гласит: если проблема не решается, то она с каждым часом усугубляется. Но долго так продолжаться не может!

Попробуй не возмутись. Если ночами в твоём доме в квартире алкоголиков, то истошно орёт музыка, то воет несчастная собака. То плачет ребёнок. Их ребёнок. Дочка. Лет двенадцати. Какое-то время терпели, ограничивались презрительным молчанием при встрече.

Ён часцяком наведваў наш ціхі Глуск – сваю радзіму. Хадзіў па вуліцах і завулках. Ступаў нетаропка, раздумліва. Спыняўся і доўга разглядаў наваколле, нібы нешта шукаў. Ён хадзіў і нічога не пазнаваў. Усё жыло ва ўспамінах. У тым мястэчку, дзе засталося дзяцінства і юнацтва.

Дорогие братья и сёстры! Сегодня каждый православный христианин в кругу своей неверующей семьи должен быть как горящая свеча, которая ярко светит и всех вокруг себя освещает и согревает своей тёплой молитвой. Представьте себе – один верующий человек на всю неверующую семью! Какая же это для него ответственность. Как же он должен молиться за всех. Подумайте только! Ведь Господь за это спросит с нас. Если мы не будем молиться за свой род, за свою семью, за своих живых и усопших сродников – то мы не оправдаемся перед Господом!

«Материнская молитва со дна моря достанет» – эту пословицу, конечно, знают все. Но многие ли верят, что пословица это сказана не для красного словца, а совершенно истинно, и за многие века подтверждена бесчисленными примерами.

Отец Павел, монах, рассказал мне случай, происшедший с ним недавно. Он рассказал его, как будто всё так и должно было быть. Меня этот случай поразил, и я его перескажу, думаю, что он удивителен не только для меня.

Трудно говорить о современной литературе. Её понять, охватить логикой совершенно невозможно. Сомневаюсь, что кто - то её систематизирует сегодня. Читатель предъявляет сугубо свои критерии при отборе и вдумчивого прочтение произведения. Критики – свои. Часто – субъективные. Но новая мысль, как молодой своенравный рысак. Литературные толстые журналы не в состоянии охватить всё, что появляется из-под пера литератора. Порою, не глубина творческая, –«а Вы не из нашего союза», не позволяют взять книгу в руки.

В марте ушёл из жизни поэт, публицист, общественный деятель Михаил Иванович Ткачёв.

Родился он в конце октября 1941 года в станице Костомаровская Воронежской области. Никогда не видел своего отца, который ушёл на фронт, не дождавшись рождения сына. Воспитывала его мать. После окончание сельской школы поступил в Воронежский политехнический институт. Получив диплом инженера, был направлен в Беларусь.

Прожил насыщенную событиями, очень яркую жизнь.

Писатель никем не должен быть. Он никому и ничем не обязан, он какой есть – такой и есть. И хорошо, что он остаётся вне контекстов, вне норм, ему просто противопоказано вписываться в заложенные кем-то рамки. Иначе это уже не писатель, а писарь… Они (писатели) мучаются не совершенством бытия, видят, как в несовершенном бытие мучается человек, и желает исправить это несовершенство, чтобы человек был счастлив.

Александр Проханов

Порою репутация создаётся десятилетиями. И не заметил, как она побежала впереди, подготавливая встречу с читателем. И надо же, её слушают внимательнее, чем героев новой книги. Душа как в рабстве, и не знаешь, как освободиться от неё, как избавиться. Деньгами не откупишься. Вот что значит, может быть один необдуманный шаг, слово, сказанное второпях, взгляд, мысль, наполненная желчью… Всё это обрекает на творческое одиночество. Испорченная репутация не умеет прощать.

Страница 1 из 15