"Человек стоит столько, сколько стоят его слова"

Получил приглашение принять участие в работе Союза белорусских писателей. Захотелось увидеть своих единомышленников по писательскому перу, пообщаться с ними. Было что рассказать, чем поделиться. По моему глубокому убеждению, чтобы правдиво и честно донести до читателя то, о чём думаешь, о чём переживаешь, то, чем переполнена душа нужно, прежде всего, научиться зарабатывать самому. А не надеяться на подачки государства. Оно всеми способами выполняет свою защитную функцию. И постарается ослабить энергию в самой важной, самой востребованной на твой взгляд мысли. И этим ты уже не интересен читателю. Да и внутренний цензор сознательно присматривается к каждой мысли. Старается её уравновесить с общественной.

Помню, слушали очень эмоциональное выступление поэта Некляева. Было ли оно запланировано, или… Каждое своё слово он постарался пропустить через идею национального возрождение. Доходило ли оно до душ участников съезда? Не знаю, ибо каждый имеет собственное мнение, у каждого были свои воспитатели. Были на съезде люди, которые говорили обо всём и ни о чём.

В отчётном докладе председатель Петрович постарался, заметить всех, кто хоть немного внёс частичку своего труда на благо белорусской литературы. К моему сожалению, тема, которую я поднимаю в своих книгах, не нашла ни у кого отклика. Боли много, а реальных предложений нет. Присутствующие в одном порыве аплодисментами откликнулись на имя Светланы Алексеевич. Заметил её Нобелевский комитет, а вот государство…

Самый оголённый нерв всех выступающих был: «Почему читатели мало обращают внимание на книгу на белорусском языке. И с каждым годом это тенденция увеличивается. Тиражи книг на белорусском языке падают».

Но как у Салтыкова–Щедрина: «…если хоть на минуту замолкнет литература, то это будет равнодушно смерти народа».

Так вперёд в народ!

Пристально, особенно по вечерам, всматриваюсь в старые фотографии. Вот на этой – я и мои коллеги, на одном из совещаний в прокуратуре, внимательно вслушиваемся в каждое слово ориентировки. Тогда они проводились очень часто. Тревожное и очень нервное было время. Удивляюсь, как - будто сегодня легче. Просто у нашего времени другой подтекст, другие нервные ориентиры. Но честь остаётся честью. Тогда искренно выполняли свой долг. К сожалению, больше думали о работе, чем о семье. Но…

Но уже необъяснимая тогда нервозность читалась в наших глазах. Предчувствие незащищённости, что ли!? Пройдёт совсем немного времени и каждый из нас пойдёт по жизни своей дорогой. И от этого становиться грустно. Предчувствие расставаний.

У лютым адбылася 26 Мінская международная кніжная выстава – кірмаш. Яна паказала, што цікавасць да кнігі вяртаецца.

Встреча с Алексеем Витальевичем Лапшиным состоялась в моём офисе осенью 2017 года.

Хотя в этом «Витебском деле» мы в разных окопах по воле обстоятельств очутились, но сблизило то, что постоянно ищем и отстаиваем истину. Алексей Витальевич имеет большие заслуги в расследовании и поимки маньяка Михасевича. Но всегда оставался и остаётся в тени. Он профессионал до мозга костей. Умеет вести диалог. Тихий голос. Каждая мысль, слово на своём месте. Чувствует, что мелочей не бывает. Меня удивила память Алексея Витальевича. А ведь прошло много времени. А он помнит каждую деталь. Понимает, что мелочей не бывает.

А впрочем, об этом читайте в моих книгах.

Его спросил:

– Как Вы, Виталий Алексеевич, относитесь к тому, что меня как писателя судили за изданные книги?

– Как я понимаю, – отозвался Лапшин, судили Вас не за книги, а за факты и сведения, содержащие в них. Вам досталось больше, чем кому – либо…

Этот диалог найдёт своё законное место в моей новой книге.

В 1995 г. меня приняли в Союз писателей. В тот, в котором состояли и состоят наши классики: Янка Купала, Якуб Колос, Короткевич, Максим Танк, Иван Шамякин, Сергей Граховский, Пятрусь Бровка...

К сожалению, уже и не все помню дословно. Но навсегда остался в памяти по-домашнему тихий голос Ивана Шамякина, который рекомендовал меня. Такие яркие словосочетания из его выступления запомнились на всю жизнь: "Это не романы, а документальное описание пережитого, тема в нашей литературе нужна, было много препятствий опубликовать, чувствую, будут еще, хорошо владеет темой, зеркально описывает действительность, словом сражается за правду, пытается найти взаимопонимание, четко выраженная позиция, защищает маленького человека, продолжение обязательно будет..."

Нужно признаться, эти словосочетания меня окрылили, привили уверенность в мои творческие силы.

Иван Шамякин потом подошел ко мне и протянул с любовью свои книги. Да еще с добрыми пожеланиями

Николай Котов передаёт книгу с подписью Ивана Михайловича Матоха

Эту книгу мне подарил Иван Михайлович Матох. Он влюблённый в литературу. Прочитал все мои книги. И имеет собственное мнение о них. Дома у него замечательная библиотека. Иван Михайлович собирает её с любовью. Книги для него друзья – советчики. До пенсии служил офицером в России. Сегодня живёт в деревне Запесочье, что на Туровщине. Участвует в благотворительных акциях. Эту замечательную книгу он передал мне через нашего общего друга Николая Котова.